*** TEST URL ADDRESS ***

15


l. (65-1) На улицах было совсем немного народу.Было слишком жар- ко, даже для лета в Анк-Морпорке.Жара истекала отовсюду. Река угрюмо кралась по своему ложу, как ученик в 11 часов утра.Люди, не связанные жестким трудовым расписанием, пря- тались по подвалам и выползали оттуда ночью. Морковка двигался вдоль раскаленных улиц, дыша соответ- ствующим воздухом и покрывшись толикой честного пота, об- мениваясь на ходу приветствиями.Все знали Морковку.Он был легко узнаваем.Лишь он один обладал двухметровым ростом и огненно-рыжей шевелюрой.Кроме того, он шествовал так, как будто он владел этим городом. "Кто тот человек с каменным лицом, которого я видела в Доме Стражи? " - спросила Любимица, когда они проходили по Бродвею. "Это Осколок, тролль
a. (70-1) "Все это смотрится как-то невесело
d. (65-1) На улицах было совсем немного народу.Было слишком жар- ко, даже для лета в Анк-Морпорке.Жара истекала отовсюду. Река угрюмо кралась по своему ложу, как ученик в 11 часов утра.Люди, не связанные жестким трудовым расписанием, пря- тались по подвалам и выползали оттуда ночью. Морковка двигался вдоль раскаленных улиц, дыша соответ- ствующим воздухом и покрывшись толикой честного пота, об- мениваясь на ходу приветствиями.Все знали Морковку.Он был легко узнаваем.Лишь он один обладал двухметровым ростом и огненно-рыжей шевелюрой.Кроме того, он шествовал так, как будто он владел этим городом. "Кто тот человек с каменным лицом, которого я видела в Доме Стражи? " - спросила Любимица, когда они проходили по Бродвею. "Это Осколок, тролль
i. (54-1) - сказал капрал Мор- ковка. - "От всего города.Вот что мы охраняем
e. (90-1) - резко сказал он. "Ах, nil desperandum, мистер Фланель, не отчаивайтесь
s. (40-1) "Я выше, чем кажусь
d. (65-1) На улицах было совсем немного народу.Было слишком жар- ко, даже для лета в Анк-Морпорке.Жара истекала отовсюду. Река угрюмо кралась по своему ложу, как ученик в 11 часов утра.Люди, не связанные жестким трудовым расписанием, пря- тались по подвалам и выползали оттуда ночью. Морковка двигался вдоль раскаленных улиц, дыша соответ- ствующим воздухом и покрывшись толикой честного пота, об- мениваясь на ходу приветствиями.Все знали Морковку.Он был легко узнаваем.Лишь он один обладал двухметровым ростом и огненно-рыжей шевелюрой.Кроме того, он шествовал так, как будто он владел этим городом. "Кто тот человек с каменным лицом, которого я видела в Доме Стражи? " - спросила Любимица, когда они проходили по Бродвею. "Это Осколок, тролль
a. (38-1) - сказал он. - "Загвоздка в том, что вы останавливаете руку выше уха.Оторвитесь от пола и попытайтесь отдать честь еще раз.А сейчас...младший констебль Жвачка? " "Здесь!" "Где? " "Перед вами, сержант
t. (5-1) - щелк! - "король Велтрик III, с другого портрета. Это коро- лева Альчина IV ...обратите внимание на линию подбородка. А это..
i. (2-1) Он вновь остановился. Морковка сочинял письмо домой це- лую неделю. Гномы так обычно и делали. Вообще-то Морковка был двух метров ростом, но он появился на свет гномом, а лишь затем вырос человеком. Литературные усилия не легко давались ему, но он упорствовал. "Погода," - медленно и тщательно писал он. - "продолжа- ет быть весьма жаркой, " Эдвард не мог в это поверить. Он проверил записи. Он повторил проверку.Он задавал вопросы и, поскольку те были вполне детскими вопросами, люди давали ему ответы. И нако- нец он провел истинный праздник, побывав на Бараньей Вер- шине, где тщательный опрос привел его к шахтам гномов во- круг Медной Головы, а затем к совершенно незаметной поляне в буковом лесу, где достаточно быстро после нескольких ми- нут нетерпеливого копания из земли показались следы дре- весного угля. Он провел там целый день. Когда же он завер- шил, тщательно прикрыв все пожухшей листвой, солнце уже село. Но в одном он был уже совершенно уверен. В Анк-Морпорке вновь был король. И это было правдой. И это было судьбой, которая привела Эдварда осмотреть именно это место, когда у него возник свой План. И это было прав- дой, что это была Судьба, и что город будет спасен из его неприглядного настоящего, именно благодаря славному прош- лому. Он владел средством и он овладел окончанием. И т.д. ... Мысли Эдварда часто мелькали подобным образом. Он мог даже думать курсивом. Подобные люди нуждаются в наблюдении. Предпочтительнее с безопасного расстояния. "Меня заинтересовало в вашем письме то, что вы говорите о том, что приходят люди и спрашивают обо мне. Это так изумительно. Я пережил здесь Пять Тяжелых Минут, а сейчас я совсем знаменитость. Я был очень рад рад узнать об от- крытии седьмой шахты, не помню, писал ли я вам уже об этом. Я был очень счастлив дома, где я провел свое Славное Времечко. Иногда в мой выходной я иду и сажусь в погребке и стучу головой о рукоять алебарды, но это не то же самое. Надеюсь, что письмо найдет вас в Добром Здравии. Ваш верный, ваш любящий сын, приемный, Морковка. " Он согнул письмо, вложил иконографии, запечатал его куском воска, оттиснув большой палец, и спрятал во внутре- нний карман. Почта гномов на Бараньи Вершины была вполне надежной. Все больше и больше гномов отправлялось на зара- ботки в город, а поскольку гномы весьма рассудительны, то многие из них посылали деньги домой. Это и сделало почту гномов столь надежной, насколько возможно, особенно после того, как почта стала тщательно охраняться. Гномы весьма неравнодушны к золоту. Любой грабитель с большой дороги, скомандовавший "Деньги или жизнь"должен был бы принести с собой складной стул, пакет с завтраком и книгу для чтения, пока продолжаются дебаты. Затем Морковка умылся, натянул кожаные рубаху и штаны, кольчугу, нацепил нагрудник и, со шлемом под мышкой, весе- ло вышел, готовясь встретиться лицом к лицу с надвигавшим- ся будущим. Эта комната была совсем другой, впрочем неизвестно даже где она находилась. Это была тесная комната, штукатурка на стенах раскроши- лась, потолки провисли как днище у кровати толстяка. От мебели было еще теснее. Это была старая, хорошая мебель, но здесь для нее не было места. Ей было место в высоких, с раскатистым эхом, залах. А ее впихнули сюда. Здесь были темные дубовые сту- лья, огромные буфеты и даже латы. В этой убогой комнате за огромным столом сидело полдюжины людей. Для такого стола комната была убогой. В полумраке тикали часы. Тяжелые бархатные занавеси были задернуты, но несмотря на это сюда проникало много дневного света. Воздух был удушливым, как от дневной жары, так и от свечей в волшеб- ном фонаре. Свет лился только с экрана, на котором в сей миг красовался выразительный профиль капрала Морковки Чу- гунолитейного. Маленькая, но весьма изысканная аудитория посматривала на него с тщательно скрываемыми проявлениями чувств, как у людей, которые наполовину убеждены в том, что их хозяину не хватает в колоде половины карт, но они считались с тем, что их накормили обильной трапезой, и было бы невежливо так рано покидать ее. "Ну? " - сказал один из них. - "Думаю, что видел его, проходившего по городу... И что же? Он же просто стражник, Эдвард
n. (83-1) - сказал Морковка.Он пересек дорогу. Любимица вслед за ним, в то время как толстяк не спеша вперевалку сбавил ход. "Доброе утро, мистер Фланель
g. (52-1) - согласился Бодряк. "Что ж, возможность дальнейшего продвижения, не так ли? Я оценил ваш совет
.. (79-1) "А по-моему, так у него полный стопор
e. (42-1)Да, Двоеточие
u. (58-1) Младший констебль Любимица оглядела туманный горизонт. И улыбнулась. Морковка покраснел от стыда. Констебль Любимица первой научилась отдавать честь, хо- тя у нее еще не было полной униформы, приходилось ждать, пока кто-нибудь отдаст свой нагрудник, да-да, взглянем правде в глаза, старому Пересылке, оружейнику, А тот при- кажет бить здесь и здесь, но ни один шлем в мире не может скрыть копну пепельно-русых волос, но, как в случае с Мор- ковкой, констебль Любимица не нуждалась в подобных принад- лежностях. Люди стояли бы в очереди, только бы их арестовали. "Так что мы будем сейчас делать? " - спросила она. "Я полагаю, что будем продвигаться назад в Дом Стражи